Душа понтийского лоцмана или невымышленная история о Георгие БАГЛАЕ

По материалам очерка Сергея Гаврилова, Николаевская интернет газета Novosti-n.mk.ua от 11.10.2010г.

 

БАГЛАЙ Георгий Викентьевич (1887 – 1942 г.г.), черноморский лоцман, капитан дальнего плавания, первый начальник Николаевского морского торгового порта советского периода, заместитель начальника Центрального управления морского транспорта СССР. О нем наш современник очень точно сказал: "Какой матёрый был человечище..."

 

Легендарный черноморский лоцман, начальник Николаевского морского порта Георгий Викентьевич БАГЛАЙ родился в 1887 году на окраине Аккермана (совр. г.Белгород-Днестровский). Отец – потомственный моряк, промышлял китов в южных широтах, мать поденно батрачила на соседей. Когда мальчику исполнилось четыре года, Георгий осиротел.

Скитания привели его в Одессу. Генетическая память влекла ребенка к морю. Казалось бы, море – вот оно, рукой подать, а попасть на судно – проблема. Пришлось ночевать в притонах карантина, продавать уголь, работать курьером но, в конце концов, Георгию удалось пробиться юнгой на парусник. В пятнадцать лет он был уже матросом 2-го класса, а через год ходил на пароходах в загранку.

Трудное детство научило его упорно бороться за жизнь. Баглай решил, во что бы то ни стало стать штурманом дальнего плавания. Он приехал в Николаев и поступил в мореходные классы. Учиться нужно было два года. Георгий решил пройти курс за год. На занятия ходил днем и вечером. По утрам разгружал в порту муку. Пятипудовый мешок на спину и... двести метров узкого трапа. К дневному уроку дрожали руки, и носом шла кровь.

В феврале 1909-го он окончил мореходные классы и ожидал выпускного экзамена в Херсоне. Экзамен, по традиции, назначали в мае. Три с половиной месяца безделья?! Нет, это не для него. Баглай поступает матросом-гребцом на лоцманский бот.

Этот поступок кардинально изменил его биографию. Георгий сразу понимает: все, что он успел узнать за год в мореходных классах, - примитивный букварь. Настоящими навыками морского дела обладают только лоцманы - независимые художники моря и вершители судеб кораблей. Капитан может отдать лоцману множество приказаний на пристани. В море же корабль поступает во владение лоцмана. Он абсолютный монарх, поскольку обладает тайными знаниями об истинном пути. В голове у лоцмана держится много чего. Коммерческие суда неповоротливы, глубины и направление фарватера меняется четыре раза в год. Например, Очаковская банка дрейфует подобно льдине в самых непредсказуемых направлениях. Расстояние от рейда Поповой балки до меридиана Суворовского маяка – 42 мили. Лоцман знает, как вести судно в апреле при попутном норд-осте и как в июне - при встречном зюйде. Он не верит бакенам, у него в голове свой путь...

Думается, что именно эта романтическая независимость профессии побудила Георгия поступить учеником в Общество николаевских лоцманов. В 1911-м штурман 4-го разряда Баглай выдержал экзамен на звание лоцмана и стал водить иностранные пароходы между Херсоном, Николаевом и Одессой.

В 1914-м началась война. Лоцман Георгий Баглай был мобилизован.

Сначала он служил на транспортном судне, затем его произвели в прапорщики и перевели на канонерскую лодку «Донец».

Октябрьская революция застала миноносец «Звонкий» в румынском порту Сулина, где Георгий Баглай выполнял обязанности штурмана.

Чтобы не ждать, как поведет себя Румыния по отношению к советскому (?) украинскому (?) кораблю, решили идти в Одессу. А здесь... а здесь вечная забава - идет передел флота. Командиром судна становится Георгий Баглай.

Кайзеровская армия движется к Николаеву. Большевики уступили Украину по Брест-Литовскому мирному договору Германии. Советское правительство поручает Георгию Викентьевичу вывести из порта недостроенный на заводе «Наваль» крейсер «Нахимов» и все транспортные суда.

Сложная задача. Фарватер заполнен минами. Их ставили все подряд: немцы, русские, турки и даже... греки. Ставили квадратно-гнездовым способом - так, как сажают картошку. Минное поле в шахматном порядке – непреодолимое препятствие для военного корабля, но... легкая задача для тральщика. Нужно пройти по клеткам и собрать смертоносный груз. Баглай протралил фарватер очень хитро. Этот способ впоследствии назовут «ход конем». Буква «г» - влево, затем буква «г» - вправо.

Траверзы поворота корабля – ориентиры на берег. Китайская грамота. Без лоцманской сноровки не разобраться.

Пока грузили уголь, в Николаев вошли немцы. Вывести из порта удалось только крейсер и два транспорта. За кораблями началась погоня. Три германских канонерки пытались догнать тихоходные советские суда. Не получилось. Одна лодка сразу же подорвалась на мине.

Оккупанты назначили за поимку Георгия Баглая награду в 500 золотых марок. В одном из боев миноносец «Звонкий» был поврежден и стоял в Севастополе, когда город заняли немцы. 1 мая 1918 года немецкий конвой прибыл на борт корабля, чтобы арестовать лоцмана. Радушный командир пригласил солдат к себе в каюту выпить напоследок чарку «шнапса», запер их в каюте... и через месяц объявился уже в Николаеве.

Революция в Германии заставляет оккупантов покинуть Украину.

В городе появляются интервенты – французы и греки. По инициативе Баглая лоцманы саботируют проводку иностранных судов, и теперь уже новые власти объявляют награду за его голову. В августе 1919-го ему удается уйти, но... недалеко. В Гороховке он был задержан конным разъездом генерала Слащева и доставлен в Николаевскую пересыльную тюрьму (современный СИЗО). Военно-полевой суд приговаривает моряка к расстрелу, но он опять бежит, и на сей раз удачно.

С приходом красных в январе 1920 года Николаевский ревком назначает Георгия Викентьевича начальником Николаевского морского порта. Портовики восстанавливают разрушенное хозяйство в условиях голода и разрухи. Работами и поставками продовольствия руководит Баглай. Иногда обстоятельства требуют и начальник порта, в отсутствие лоцмана, сам проводит суда.

В 1921 году в Николаев приехал председатель ВЧК, нарком внутренних дел и нарком путей сообщения Феликс Дзержинский. Он побывал в морском порту, где и познакомился с Георгием Баглаем. Судя по всему, Баглай произвел впечатление на «железного Феликса». В апреле 1923 года Георгия Викентьевича назначают заместителем начальника Центрального управления морского транспорта.

Однако кресло чиновника, отсутствие свободы в принятии решений и бюрократия тяготят вольнолюбивого лоцмана. В апреле 1925-го он подает наркому рапорт: «... Прошу перевести меня на любую работу по морскому транспорту, как в России, так и за границей. Имея морской стаж более 23 лет, полагаю правильное использование меня только на судах, по которым вполне специализировался». Желание Г.В. Баглая было удовлетворено – его переводят в Каспийское пароходство, а потом он становится капитаном дальнего плавания. В 1938 году на теплоходе ленинградской постройки «Челюскинец» он совершил второй после танкера «Батуми» кругосветный рейс советского торгового судна. Из Одессы «Челюскинец» пришел на Дальний Восток, оттуда через Панамский канал во Францию и Англию и завершил рейс в Ленинграде.

Во время Великой Отечественной войны капитан Георгий Баглай выполнил труднейшее задание советского командования. Под непрерывными бомбежками и атаками вражеских торпедных катеров он сумел вывести из Херсонского порта большой отряд транспортных судов и благополучно доставить их в Азовское море.

В октябре 1942-го, на пятьдесят пятом году жизни, сердце лоцмана остановилось. Он умер в своей каюте. Вестовой матрос принес капитану ужин и застал своего командира в кресле с потрепанной книжкой в руках. Это была «История» Геродота - книга, в которой дано первое описание понтийской лоции и ольвийского фарватера. Открытая страничка заканчивалась словами: «Ольвийский путь надежно охраняется от чужеземцев. Подводные скалы хранят тайну только для посвященных...». Одним из этих посвященных и был черноморский лоцман Георгий Баглай.
 

В честь лоцмана и капитана было названо судно КАПИТАН ГЕОРГИЙ БАГЛАЙ, построенное в 1974 году в Николаеве на Черноморском судостроительном заводе. Сухогрузов проекта 1568 было построено всего тринадцать. КАПИТАН ГЕОРГИЙ БАГЛАЙ стал десятым судном проекта. В 1997 г. его переименовали в Julia IV (флаг Сент Висент и Гренадины), а в 2000 году разделали в Аланге.