Дунайский лоцман Спиридон Мелентьев

Василий Прокопенко, заместитель начальника Одесского регионального управления ГП «Дельта-лоцман»

В архиве Измаильского морского торгового порта хранится необычное личное дело за № 279 начатое 10 октября 1944 года. Это личное дело Спиридона Илларионовича МЕЛЕНТЬЕВА, о нем рассказала в своем номере от 19.11.1999г. газета «Дунаец». Думаем, что посетителям сайта будет интересно узнать об одном из известных дунайских лоцманов, его необычной судьбе, наполненной событиями и неожиданными поворотами.

Мелентьев С.И. родился в 1899 году в семье вилковского рыбака, окончил 4 класса приходской школы, два класса гимназии и с 17 лет неразрывно связал свою судьбу с Дунаем и морем. В 1916-1918г.г. - он матрос частного парусного судна «Грезы»; 1918-1920г.г. – участник гражданской войны, доброволец в отряде легендарного командира - матроса Железняка; 1921-1924гг. - военная служба в румынском флоте рулевым; 1925-1933 гг. и 1937-1939гг. – плавание на английском коммерческом судне кочегаром; 1940-1941 гг. – работа на Дунае на землечерпалке; 1944-1960 гг. лоцман Советского Дунайского пароходства. 13 июня 1960 г С.И. Мелентьев ушел на пенсию.

Мелентьев побывал в Америке, Англии, Франции и Испании. В промежутках между службой на флоте занимался рыболовством в родном Вилково, женился, обзавелся детьми.

Быть лоцманом на Нижнем Дунае Спиридону Мелентьеву, как говорят, было на роду написано. В первой же его служебной характеристике подчеркивалось - имеет большой практический опыт, свой участок знает отлично и повседневно следит за его изменениями. Отмечались дисциплинированность и исполнительность Мелентьева. И, что очень важно, он своими знаниями охотно делился с молодежью, у которой пользовался уважением и неподдельным восхищением.

О Мелентьеве тепло отзывались на флоте и по-дружески называли его Спира. Вот что рассказывает о нем ветеран Дунайского пароходства, бывший капитан Константин Павлович Квасников: «Знал он очень много примет и ориентиров, которые помогали при плавании в условиях ограниченной видимости от Браилы до устья реки. Прекрасно знал навигацию и часто ходил рукавом Быстрым и Сулинским каналом. По-отечески помогал в изучении судоходных участков Дуная начинающим судоводителям».

Много рассказывал Спира об особенностях Нижнего Дуная, участках, особо опасных для плавания, при встрече и расхождении судов, указывал удобные места для якорных стоянок и укрытия при неблагоприятных погодных условиях. Спиридон Илларионович был настоящий мастер лоцманского дела и любил свою профессию. Безотказный труженик, он пользовался заслуженным авторитетом на Дунае, совершил массу безаварийных проводок судов под отечественными и зарубежными флагами.

В свободное время Мелентьев увлекался рыбной ловлей, знал множество потаенных мест, о которых даже бывалые рыбаки не слышали. Азартный рыбак, он всегда бывал с рыбой, умел варить уху и любил на свежем воздухе угощать ею всех, рассказывая при этом интересные морские были и всяческие курьезы, участником, которых, нередко, был он сам. Вот один из них:

В 1950 г. Мелентьева направили однажды на теплоход «Вятка» для проводки судна от Измаила до Вилково с выходом через рукав Быстрый в море. Судно должно было следовать до Николаева под погрузку. Пришли в Вилково, получили «добро» следовать к морю. Благополучно прошли рукав Быстрый, подошли к приёмному бую и стали в ожидании портового катера, который должен был снять лоцмана и доставить обратно в Вилково. Но порт известил капитана, что катер из-за неисправности двигателя задерживается. А «Вятке» опоздать в Николаев нельзя было – это грозило простоем на двое-трое суток.

Мелентьев заметил, что капитан П. Зайцев взволнован не на шутку, и предложил высадить его прямо на приёмный буй, оставить закуску, питьевой воды и бутылочку…

На судовой шлюпке доставили Илларионовича на буй, помогли кое-как разместиться и передали спасательный жилет, который он тут же бросил в отходящую шлюпку. «Вятичи» пожелали ему морского терпения, и шлюпка вернулась на судно. Капитан по мегафону поблагодарил лоцмана за понимание ситуации и проявленную инициативу, а по радио потребовал, чтобы служба связи Вилково информировала о положении на буе. Через пару часов портовый лоцман, благополучно снял Мелентьева с буя и доставил в Вилково. Этот случай, был предан огласке во избежание неприятностей для капитана только спустя четыре года, в 1954-м, когда отмечали 55-летие лоцмана С.И. Мелентьева. Тогда он сам после первой стопки и рассказал эту историю. Вот уж посмеялись!